January 23rd, 2007

cute

Inspired by waltzzz

У меня, пожалуй, было богатое детство. Мама работала тогда в НИИ, который занимался разработками для оборонной промышленности, регулярно посещая с командировками Ленинград, откуда всегда привозила несуществующие в то время в Одессе продукты и товары. Тетушка была председателем облпотребсоюза (с тех пор я очень сдержано отношусь к сладкому и испытываю стойкое отвращение к шоколадному маслу и конфетам «Птичье молоко»), дядя был полковником ракетных войск, а бабушка – героем труда. Отец сам по себе выпадал из общей картины советского благополучия, но его лучший друг, как тогда говорили, «плавал», а это открывало для нашей семьи заграничные рынки. В общем, все было хорошо. У меня был ковбойский костюм, джинсы, шуба на кроличьем меху, игрушечная железная дорога, полные карманы Hubba Bubba и аллергия на ананасы. Тогда я и не подозревал, что может быть по-другому.

Бедность пришла в середине девяностых. Для меня это произошло как-то очень внезапно – деньги, которые я зарабатывал себе на карманные расходы, печатая рефераты и наклейки для видеокассет с названиями фильмов, стали в какой-то момент основным доходом в семье. Критическим для меня стал 1996 год – мы продолжали сползать в нищету, отчим стал пить и из дома постепенно исчезали последние ценные вещи, я же продолжал печатать наклейки, писал рекламные проспекты, переводил тексты, делал шоппинг для морского атташе Греции, а вместо пар по аналитической геометрии играл в преферанс на деньги. Два ярких воспоминания того времени – красный свитер, подаренный мне тем самым атташе, переставшим в него помещаться, который я носил потом еще несколько лет, и пятидневная выставка греческих товаров на морвокзале, куда мне посчастливилось попасть переводчиком за 25 долларов в день. 125 баксов за неделю тогда казались пределом мечтаний, они давали возможность немного передохнуть… Потом у меня появилась постоянная работа и смешной, но стабильный доход, я бросал университеты, искал какие-то новые возможности, находил их, но обогнать бедность мне тогда так и не удалось – оплачивать счета мы все равно не могли, и уже новое столетие отметилось продажей квартир за долги. Так у меня не осталось ничего.

Ничего, в общем-то, и не появилось. Я не стал олигархом, не скупил недвижимость на греческих островах, и вряд ли добился каких-то значительных высот. Моя гордость не в том, что после встречи с министром я садился на заднее сидение поджидавшего меня Lincoln Continental. В этом, как и в том, что я об этом пишу, моя пошлость – подчеркнутая иллюзия значимости и высоты положения. Я горжусь тем, что так и не научился экономить деньги, и пусть я не могу кардинально изменить свой жизненный уровень, я могу сделать хоть чуточку лучше жизнь близких мне людей. Я люблю не отказывать в желаниях себе, люблю делать подарки друзьям и люблю себя за то, что не стал мелочным. И когда меня накрывает, и я говорю о том, что моя семья не дала мне никакой базы, и всего лишь является постоянным источником расходов, меня надо бить по губам, Антон. Потому что именно благодаря этим людям я такой, какой я есть сегодня.
  • Current Mood
    thankful thankful